Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фанфикшн (список заголовков)
20:03 

Название: Не твоя девочка
Фандом: Glee
Автор: Разбей бокал
Персонажи: Сантана/Бриттани, Квинн, намек на Квинн/Рейчел
Рейтинг: PG
читать дальше
Для обзоров:

@темы: фемслеш, фанфикшн, faberry, brittana, Santana Lopez, Quenn Fabray, Glee, Brittany S. Pierce

00:44 

Драбблизм

Название: Канаан, я люблю тебя
Фандом: Canaan
Автор: Разбей бокал
Пейринг: Канаан/Мария
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: автор не умеет писать ничего, кроме хьюмора (того, что ниже среднего), он это понял, извиняется, но ничего поделать не может xDD

Она говорит это постоянно.
- Канаан, я люблю тебя.
Она говорит это и сжимает твою руку. Гладит тебя по волосам. Жмурится, пытаясь удержать слезы, но не может противиться элементарным процессам своего тела.
- Канаан, я люблю тебя.
Ее золотистый свет ослепляет. И он теплый.
Ее глаза шоколадного цвета.
Если исчезнет все на свете: деревья, трава, люди и бесцветные мягкие игрушки, то ты лишь пожмешь плечами. Исчезнет она – мир ударит красками и к чертям собьет тебя с ног. Не сможешь встать. Не сможешь вскрикнуть от боли, что разрывала бы, как голодный пес - кусок мяса. А потом все разом потухнет. И тогда исчезнут небо…солнце…жизнь.
- Канаан, я люблю тебя.
Между ваших пальцев протянута тонкая красная нить. Душа Парижа в ваших руках. Золото обволакивает, и все, что тебе нужно: чтобы этот день никогда не кончался. Чтобы она прижималась к тебе, так, как ты не привыкла, выражая свои чувства. Через прикосновение. С помощью взгляда. Плавленный шоколад.
Она ждет, что ты когда-нибудь заговоришь про взаимность. И боится. Очень сильно боится дождаться... Просто потому, что ты все-таки ответишь. Но слишком поздно. Выплюнешь слова вместе с кровью. Попытаешься улыбнуться. Будешь из последних сил зажимать горячее пятно, расползающееся на животе. А ей останется наблюдать. Гладить тебя по волосам...
Каждую ночь она молится какому-то своему личному богу. За твою шкуру. Чтобы сфотографировать тебя еще раз. Живой и здоровой. Чтобы обнять и не чувствовать теплую скользящую под пальцами влагу.
Она боится… очень сильно боится услышать твой сдавленный шепот.
- Я люблю тебя, Мария. Я люблю тебя.

@темы: фемслеш, фанфикшн

17:56 

Glee!HP


Уж не знаю, чего это меня так проперло, учитывая, что я не поклонник ГП ни разу. Но вот, вот зацепило xD
божественный тумблер

Ну, теперь осталось найти хороших фанфов ^^
___
Кстати, недавно прикончил чудо под названием The Soul Stealer (Brittana). Чертовски интересно AU + Supernatural. Увы, онгоуинг, что я просто лютобешено ненавижу и стараюсь никогда не читать, но тут не мог пройти мимо, ибо история захватила с первых строчек.
Не знаю, как и описать, чтоб не спойлерить, но здесь вы найдете действительно интересный сюжет, оверпротектив Сантану, много любви и драмы, а также втемных Сэма, Пака и Майка. После этого фанфики я реально полюбил этих чуваков. И их образы. Интересная трактовка жизни и смерти и воплощение их в облики людей. Короче, мне понравилось, советую всем, кто любит многабукофф, адекватный обоснуй и неспешную лав стори ^^
А вот и он: The Soul Stealer
Саммари: Этот неловкий момент, когда на свое семнадцатилетие узнаешь, что твоя мать продала твою душу сексуальному демону. Который придет за обещанным.

@темы: Quenn Fabray, Hermione Granger, Glee, Brittany S. Pierce, Santana Lopez, brittana, faberry, fabranger, фанфикшн, фемслеш

00:56 

Glee 3 сезон

Досмотрел я его пару-тройку дней назад, но так как мне был подарен новый гаджет, и я аки ребенок весело носился с ним, не отписался по сему поводу.
В принципе, я доволен этим сезоном, все мои мечты были мило осуществлены. И я уже две недели кряду слушаю исключительно Gleeшные песняки.

буквы

опять простынь вышла


Для обзоров:


@темы: фемслеш, фанфикшн, факфаквосторги, faberry, brittana, Glee

04:03 

Gleeкнулся

Название: Единорог.
Автор: Разбей бокал
Фандом: Glee
Пейринг: Бриттани/Сантана, намеки на Квинн/Финн, Квинн/Рэйчел
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: персонажи принадлежат Glee.
Предупреждение: Боюсь, сплошное ООС. Мои попытки писать не убедительны xDD
От автора: это был злостный шантаж, и мой фантазия так испугалась, что выдала это ><

буквы

@темы: фемслеш, фанфикшн, faberry, brittana, Glee

04:31 

Aydindril Burning/Глава 8


Я нуждаюсь в "погладить ЧСВ", ибо я а)скоростной, б)сломал всю голову, пока пытался переделать откровенно корявый язык любимого райтера с, говорю еще раз м, в)ну я же хороший!
Название: Сгорающий Эйдендрил (Aydindril Burning)
Автор: A1066
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6245064/1/Aydindril_Burnin...
Переводчик: Мольер
Рейтинг: NC-17
Персонаж/Паринг: Кейлин/Кара
Отказ от прав: Эти персы принадлежат сериалу "Искатель", а сам рассказ вышеуказанному автору. Я лишь скромный переводчеГ. Перевожу первый раз, посему энто прям дебют мой, до.
ГЛАВА 1 ГЛАВА 2 ГЛАВА 3 ГЛАВА 4 ГЛАВА 5 ГЛАВА 6 ГЛАВА 7

ГЛАВА ВОСЬМАЯ: Любовь не победный марш.

читать дальше

@темы: Aydindril Burning, Cara&Kahlan, фанфикшн, фемслеш

03:22 

Aydindril Burning/Глава 7

Спешил выложить спешл фор одной настойчивой леди, надеюсь оная щастлива и готова подбивать меня на дальнейшие непотребства DD

Название: Сгорающий Эйдендрил (Aydindril Burning)
Автор: A1066
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6245064/1/Aydindril_Burnin...
Переводчик: Мольер
Рейтинг: NC-17
Персонаж/Паринг: Кейлин/Кара
Отказ от прав: Эти персы принадлежат сериалу "Искатель", а сам рассказ вышеуказанному автору. Я лишь скромный переводчеГ. Перевожу первый раз, посему энто прям дебют мой, до.
ГЛАВА 1 ГЛАВА 2 ГЛАВА 3 ГЛАВА 4 ГЛАВА 5 ГЛАВА 6


СЕДЬМАЯ ГЛАВА: Я не хочу успокаиваться - я прекрасно знаю, как себя чувствую.

читать дальше


пыщ

для обзоров

@темы: Aydindril Burning, Cara&Kahlan, фанфикшн, фемслеш

01:32 

Посмотрел я это El Hormiguero Interview все хорошо, но, конечно, голос перевода слегка смущал, уж не знаю, как он не смущл самих актрис.
И да, я когда-то хотел учить испанский. НОУ ВЭЙ! Я за 40 минут устал от него на всю жизнь ОО" Никогда не думал, что они ТАК быстро говорят. Ужасонах.
И Кристен. Ну, никогда не любил ее. Что ж она такая, мать ее, отмороженная? Другое дело ШАрлиз, сразу понятно, что черт знает сколько уже участвовала во всех этих интервью и прочее. Она явно получала от всего этого кайф и еще успевала подбрасывать фемслешерам бревен в костер. Я реально очень сильно хочу увидеть жоский фанф по ним. Тот единственный, что я видел, меня не впечатлил от слова "совсем". Я в печали.
читать дальше
для обзоров:

@темы: фемслеш, фанфикшн, факфаквосторги

23:10 

Просьба великая

Дорогие дамы-фемслешеры. Моя страдаит, моей не хватаит положительные эмоций! Посему очень хотелось бы попросить: посовейтуйте, пожалуйста, хорошие фики:
а) желательно на инглише, но, в принципе, можно и на русском.
б) большой такой. Глав на 20, уж не знаю, потяну ли боле, зависит от того, насколько хороший фик
в) интересный, можно с элементами действа вне отношений перса, но тока не особо много.
г) главное - чувства. Чтоб были метания, сексуашл фрустрэйшн моар, отрицания, тяга и опять отрицания и так 20 глав xDD Во мне проснулся мазохист xDDD
д) НЦ. Такая любимая и неоспоримая.

Вот ваще любить-абажать буду.
Фандомы:
Rizzoli&Isles
Once upon a time (Ремма)
Lost Girl (Доккубс)

Для обзоров

@темы: фемслеш, фанфикшн, размышлизмы

14:38 

Название: Утро, что не в постели
Автор: Разбей бокал
Бета: Йеннифэр_Миледи
Фандом: Rizzoli & Isles
Пейринг: Rizzoli & Isles
Рейтинг: G
Жанр: романтик/комфорт


читать дальше

@темы: фемслеш, фанфикшн, Rizzoli & Isles

23:19 

Красный цвет (фандом "Быть Эрикой") NC-17

Название: Красный цвет
Автор: Мольер/TomHa
Фандом: Быть Эрикой
Пейринг: Эрика/Кэссиди
Рейтинг: NC-17
Жанр: безобоснуйный секс + POV
939 слов

Кисть скользит вверх. Красная черта. И перед глазами все в алых тонах – ситуация явно выходит из-под контроля. В груди застыло ожидание, а я будто зверь перед прыжком, наблюдающий за тем, как влажная нить продвигается вверх, как тяжело вздымается и опускается грудь Эрики. Ее веки дрожат. А у меня пальцы. Поэтому я бросаю кисть, а девушка приоткрывает глаза. Нет, нет, только не сейчас! Дай мне насладиться этим моментом.
- В детстве я часто делала это, - очертить красным ключицы и понять, что зверь на то и зверь, что существо необузданное и способное кинуться на жертву тогда, когда оно решит само. Ее губы разомкнулись, она резко выдохнула. Ухмылка устроилась на моих собственных: у нее очень чувствительная кожа… достаточно чувствительная, чтобы…
- Кэсс… - полустон с коралловых губ и практически полное отсутствие сопротивления. Я вполне могу ее понять – сама едва сдерживаюсь: приоткрытый рот, нежная шея и красные полосы… Красное всегда имело на меня какое-то особое влияние.
- Я не хочу… - мои руки обвивают ее талию. Это нестерпимо: находится так близко, но не прижимать и не ласкать - в горле что-то мучительно сжалось. Хочу выдохнуть, но получается что-то больше похожее на рык. И с ним я впиваюсь в горло своей жертвы, кусая пахнущую мятой кожу, прижимая уже извивающееся, стонущее тело.
- Кэсс…Кэ-эс… - зубами прикусываю мочку уха и провожу языком за ним, чувствуя, как в меня вжимается тело Эрики: ее руки беспорядочно гладят меня по спине, до боли сжимая, когда горячая плоть скользит по краю и снова переходит к горлу, влажными мазками «окрашивая» белизну ее кожи. Она дышит прерывисто – я, наверное, тоже. Не могу поверить, что сделала это. Не могу поверить даже тогда, когда мои губы скользят по алым меткам, когда ладонь, будто имея свой разум и волю, порывисто ложится на колено девушки, а я сама, уже совершенно точно простившись с разумом, опускаю Эрику на пол, ощущая между ног ее колено.
- Кэсс…Поцелуй меня, твою мать, - осипший голос – это даже серьезней, чем красный цвет: это когда пальцы, словно вода, перетекая с бедра на промежность, двигаются верх и вниз, а призывно влажные губы я обхватываю своими губами, тут же встречаясь с ее языком.
И в этот момент я, наверное, должна была сдержаться, но мой глухой стон пополам с горячим воздухом оказался между нами. А ее руки? Удивительно резво и требовательно расстегивали мои джинсы. Я надавила пальцами, быстрее двигая рукой, ощущая, как она кусает меня: сильно, больно, страстно. Металлический привкус смешивается с ее собственным; этот сладкий дух Эрики Стрендж, непохожий на что-либо, не отпускающий и заставляющий желать больше…
- Штаны. К черту. – ее горячий лоб упирается мне в плечо, а руки неуклюже, впопыхах пытаются стянуть вышеупомянутые. А во мне вдруг просыпается кошка: я выгибаю спину, ищу ее губы, обеими руками одновременно помогая ей. А она рычит, она так не похожа на себя, странно дикая, как будто до этого прятавшаяся за правильно неловкой Эрикой. Но настоящая, по крайней мере, для меня, та, что, приспустив мои штаны, вдруг притягивает к себе, стоя на коленях, и уже я наклоняюсь над полом, уже я лежу под ней, вдыхая аромат мяты, касаясь мягких кудрей. Кусаю нижнюю губу также сильно, как она, терзая, исследует мою шею, как раздраженно стягивает с меня футболку: я снова помогаю ей, а она, на секунду остановившись, смотрит мне в глаза своими оленьими. Все кружится… и красный цвет на ее ключицах. А мои руки на ее груди: изловчились, залезли под майку, расстегнули кружево… Требовательные губы снова захватили мои, и снова эта смесь металла и Эрики. Эрики, что заставила мое тело изогнуться дугой, проскользнув пальцами под тонкую ткань моего белья. Из груди вырвался зверь. Была б моя воля, эту майку я бы разорвала на клочки, но это бы отвлекло меня от всех этих прикосновений. А также от настойчивой ладони, касающейся меня внизу, и от мятной кожи, которую я готова была целовать долго…достаточно долго, чтобы…
- Майка… Я сейчас ее… !- хриплые выдохи – это все, что я могу теперь, а она, явно войдя в роль хищника, зарычала, оторвалась от очередного засоса, красневшего уже на моем плече, буквально сорвала с себя ненужную фиолетовую вещицу и откинула ее в сторону вместе с предусмотрительно расстегнутым мною лифчиком.
Думать долго – вообще не моя прерогатива. Я тут же приподнялась и, схватившись за ее неопытную руку, притянула к себе. Ее пальцы слегка поблескивали в тусклом свете, и я сама прекрасно чувствовала почему.
Я смотрела ей в глаза; смотрела все время, пока мой язык, посасывая, облизывал каждый палец – она сглотнула. В глазах будто проснулся, заклубился туман. Она провела языком по губам.
- Черт, Кэсс…зачем…ты делаешь…это со мной? – грубый голос, как никогда, сейчас подошел моей Эрике. Она смотрела на меня сверху вниз, млела, становясь совершенно неправильным хищником, превращаясь в возбужденную добычу. А я расстегиваю ремень, точно также нетерпеливо касаясь металлической бляшки, и, даже не стараясь снять их, грубо проникаю, заставив Эрику вздрогнуть и впиться ногтями в мои плечи. Восседая на мне, моя жертва входила во вкус, ощущала темп, принимая мою страсть на своих светло-розовых сосках, которые я, с чуть ли не аппетитом истого гурмана, перекатывала языком, остервенело кусая и целуя, в то время как мои пальцы проникали в нее. Резкий выдох:
- Кэсс…штаны… - она, ослабляя хватку на моих плечах, буквально упала на пол, где я тут же напала на нее, дрожащими пальцами стаскивая черное кружевное белье. Порывисто припадая губами, я ласкала, терзала и пронзала до крика, до рук, что прижимают мою голову, до отчаянных изгибов тела, до содрогания, до имени, срывающегося с ее языка. Я никогда не любила свое имя. Но прерывистого звучания горячего дыхания достаточно, чтобы я влюбилась в него. И в Эрику, медленно отпускающую меня, прикрывающую глаза ладонью…шепчущую:
- Твою мать, Кэсс… поцелуй меня. Еще раз, - алеющие цветы распустились на ее груди и моих губах. Этот цвет так идет ей, настоящей.

P.S. Кьют, вернись, я все прощу **

@темы: фемслеш, фанфикшн, Being Erica

04:47 

Название: Его лицо (название пока такое, я еще не определился).
Автор: Мольер
Рейтинг: NC-17
Жанр: ориджинал, частично будет повествование от 1ого лица (POV), ангст, фэнтези
Краткое содержание: этот мир отличается от нашего современного...практически всем. Здесь мы видим фэнтези-средневековье с удивительными магическими и не магическими тварями, многобожием, процветающими и не очень королевствами, и людьми, которые, по идее, просто не могут столкнуться в действительности...
Варнинг: ничего бдсмного/флеффного, не. Здесь я хотел бы предупредить, что я очееень ленивый. На этом все.

ГЛАВА ПЕРВАЯ ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. О каверзах небес и слишком тонких кафтанах.

Фак, finally, я дописал ее! С июля лежала ж! Урррааа!11
обмен картинками Xmages.net

@темы: Его лицо, фанфикшн, фемслеш

20:11 

Aydindril Burning/Глава 6

Название: Сгорающий Эйдендрил (Aydindril Burning)
Автор: A1066
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6245064/1/Aydindril_Burnin...
Переводчик: Мольер
Рейтинг: NC-17
Персонаж/Паринг: Кейлин/Кара
Отказ от прав: Эти персы принадлежат сериалу "Искатель", а сам рассказ вышеуказанному автору. Я лишь скромный переводчеГ. Перевожу первый раз, посему энто прям дебют мой, до.
ГЛАВА 1 ГЛАВА 2 ГЛАВА 3 ГЛАВА 4 ГЛАВА 5


ГЛАВАЯ ШЕСТАЯ: Мы начинаем, и я, кажется, хочу быть тебе больше, чем другом.

читать дальше

@темы: фемслеш, фанфикшн, Cara&Kahlan, Aydindril Burning

19:46 

Название: Сгорающий Эйдендрил (Aydindril Burning)
Автор: A1066
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6245064/1/Aydindril_Burnin...
Переводчик: Мольер
Рейтинг: NC-17
Персонаж/Паринг: Кейлин/Кара
Отказ от прав: Эти персы принадлежат сериалу "Искатель", а сам рассказ вышеуказанному автору. Я лишь скромный переводчеГ. Перевожу первый раз, посему энто прям дебют мой, до.
ГЛАВА 1 ГЛАВА 2 ГЛАВА 3 ГЛАВА 4

ГЛАВА ПЯТАЯ: Даже не говори мне о последствиях, ибо ты – это все, что имеет сейчас значение.

Кейлин, кажется, сошла с ума. Как-то и где-то упустила разум, и он смылся в неизвестной направлении. Нет никакого другого объяснения тому, что она только что целовала совершенно незнакомого человека – женщину! – да и еще после таких-то новостей. Однако, ее тело было не против потери над собой контроля и, более того, начало просить большего. Амнелл сжала руки в кулаки и теснее прижала к бедрам, чтобы, не дай боже, снова не схватить Кару и не прижаться к ней сильнее. Она сделала несколько глубоких вдохов; ее глаза все еще были закрыты, как и глаза Кары. Выражение лица Мэйсон вообще невозможно было прочитать. Но она до сих пор не оттолкнула Кейлен, а это хороший знак.
Время тянулось. Секунды превращались в минуты, а минуты – в вечность. Хозяйка Эйдендрила чувствовала себя, словно в ловушке: во времени до и после. Кара практически незаметно отодвинулась. Она ссутулилась, продвигаясь вглубь шкафа, по-прежнему стискивая оружие. Явная уязвимость во всей позе женщины уколола Кейлин.
- Пожалуйста, отодвинься, - наконец, выговорила Кара, и Амнелл испугалась железных ноток в ее голосе. – Ты заставляешь меня чувствовать себя пойманной.
Резко выдохнув, темноволосая женщина выпрямилась. Колени болели. Увы, никакие слова не приходили в голову, потому лучшим решением было покинуть Кару и пойти в свою комнату. Она остановилась перед дверью и взглянула на блондинку через плечо. Их взгляды встретились, и Кейлен не была уверена, заставило ли это ее почувствовать себя неодетой или измеряемой для гроба.


Внизу все было завалено разными конструкциями, так что Амнелл пришлось быть крайне осторожной. На камфорке стояла полупустая турка с остывшим кофе. Мэр налила кружку для себя и села за стол, уютно облокотившись о стену. Она бы врала себе, если бы не признала, что поведение Кары пугает, и не потому, что в ее собственном доме, в собственном городе находилась опасность; больше ее пугало то, что Кара знала об этой опасности и вела себя невозмутимо. Думая о хладнокровии женщины, недавно ворвавшейся в ее жизнь, на ум пришла ее ухмылка – единственное живое выражение, которое проглядывалось из-под бесстрастной маски. Такие мысли, естественно, вели к размышлениям о ее губах, на которых эта ухмылка покоилась, ну, а это, в конечном итоге, привело к воспоминаниям об их невыразимой мягкости. Той мягкости, что Кейлен почувствовала своими собственными губами.
Мечтая, она подперла рукой подбородок и начала медленно потягивать свой холодный кофе. Когда Кара, наконец, спустилась, она нашла хозяйку дома в стране фантазий. Набитый вещами рюкзак висел на плече блондинки. Она слегка поправила его, прежде чем заговорить.
- Ты должна собираться.
Губы Кары вроде бы шевелились, но Кейлин пришлось приложить максимум усилий, чтобы сконцентрироваться на словах, которые она формировали. Это было неправильно. Никогда у нее не было таких проблем с Ричардом. Да, он был красив, но не до такой же степени! Волна вины захлестнула Амнелл: Ричард - ее муж. Она поцеловала кого-то, кто не является ее мужем, и что хуже: ей это понравилось, она желала повторить.
- Ты. Должна. Собираться, – повторила Кара, четко произнося каждое слово, словно разговаривала с маленьким ребенком.
Чувство вины не оставляло Кейлин, а настойчивые тон Кары вызвал сильнейший гнев. Слова, подкрепленные силой эмоций, неожиданно вырвались из нее, и, конечно, сказать она умудрилась много больше, чем хотела.
- Нет, я не собираюсь никуда уходить. Это мой дом; дом, которая основала моя бабушка, и я, к тому же, мэр этого города. Я не могу просто сбросить с себя свои обязанности! – она хлопнула ладонью по столу, чтобы усилить эффект своих слов. - Особенно, без какого-либо объяснения от тебя. То, что ты – друг Ричарда, еще не значит, что ты можешь ворваться в мою жизнь и резко изменить ее, – внутренне Амнелл сжалась от того, насколько этот разговор напоминал разговор с ее матерью, когда та настаивала на посещении мэрии. Ведь Кейлен тогда нужно было учиться управлять – мать хотела дать ей эти знания из первых рук.
- Ты в опасности. Неужели тебе нужно еще какое-то объяснение? – Кара медленно и верно начинала выходить из себя.
- Нет, этого не достаточно.
Рюкзак Кары сполз с плеча и упал к ее ногам. Она уселась рядом. - Что еще нужно? Словарное объяснение слова «опасность»?
Кейлен хотела услышать ответы на многие вопросы. Опасные вопросы. Таинственное притяжение Кары – вот та загадка, которую ей нужно было решить.
Кейлен хотела знать все о Мэйсон, быть единственным человеком, который действительно ее знает, быть посвященной во все ее секреты. Она думала, что если бы знала даже самую малость о Каре, то связь между ними была бы интимней, чем даже связь любовников. Но это вряд ли случится. Кейлен пришлось сфокусировалась на более важных вещах.
- Почему мы в опасности? Почему мы должны уйти? Почему ты «чинила» мой дом без моего разрешения? – Кейлен слышала, что уже практически кричит, но не могла контролировать себя. – Кто ты? Откуда знаешь Ричарда? Почему он послал тебя сюда?
- Слишком много вопросов, – Кара положила локти на стол и выдвинулась вперед, смотря прямо в глаза своей собеседнице. – Почему бы тебе не спросить то, что тебя действительно интересует, а потом начать, наконец, собираться.
- И что же меня интересует? – Кейлин откинулась назад, реагируя на движение Кары вперед. Внезапно и необъяснимо, она начала краснеть.
- Понравилось ли мне, когда ты меня целовала… – Кара практически промурлыкала это, а ее акцент делал вопрос просто неприличным. Кейлен медленно выдохнула и попыталась смотреть куда угодно, только не на Кару. – Да. Мне понравилось. Но сейчас мы должны идти.
В груди взорвалось тепло, которое быстро охватило все тело, переполняя его. Между ног стало влажно, но Амнелл нужно было сосредоточиться. «Ричард», - мысленно повторяла Кейлин, - «Ричард, Ричард, Ричард, Ричард». Она пыталась вспомнить, как он выглядит, но когда взглянула на стол, картинка перед глазами была нечеткой, разрозненной. Казалось, будто Кара заполняла всю ее действительность, взглядом заставляя ежиться от мурашек, снующих по спине. Кейлен заерзала в кресле.
- Мне нужно больше, - выдохнула Амнелл, сама не зная, имела ли она в виду информацию или Кару.
Совершенно игнорируя поведение собеседницы, Кара решила понять требование по-своему.
- Люди…с которым я когда-то работала. Я думаю, они нашли меня. И, если они увидят тебя, то не остановятся, - Кара остановилась значительно, - чтобы навредить.
Сам факт того, что кто-то был направлен сюда, в Эйдендрил, чтобы убивать, никак не укладывался в голове мэра. Разум Кейлин сразу отмел это, спасая ее от состояния, близкого к безумию. - Я думаю, ты просто устала, Кара. Это не поле боя, это Монтана. Ты в безопасности здесь. Я говорила, что смогу защитить тебя, - Кейлин встала и направилась к раковине, чтобы вылить кофе из кружки, все еще покоящейся в ее руках. Следующие слова было легче сказать, находясь спиной к гостье. - Завтра я договорюсь о встрече с доктором. Наверное, война просто…доконала тебя.
Это было ошибкой. Она услышала, как скрипнул стул, как Кара встала и покинула комнату, не сказав ни единого слова. На чтобы Амнелл не надеялась, но мирно закончить разговор у них не получилось, и она так и не узнала, какие обстоятельства заставили Кару придти к ней.

@темы: Aydindril Burning, Cara&Kahlan, фанфикшн, фемслеш

22:11 

"Том и Джерри" Rizzoli & Isles

Название: "Том и Джерри"
Фандом: Rizzoli & Isles
Пейринг: Джейн Риззоли/Мора Айлс
Автор: Мольер - Разбей бокал
Рейтинг: PG-13
Жанр: стеб, романтик
Размер: 1 718 слов
Дисклаймер: все принадлежут Гарритсен, я всего лишь скромный почитатель
Примечания: второй ком блином, товарищи xD

читать дальше

@темы: фанфикшн, мини, Rizzoli & Isles, Rizzles, фемслеш

22:22 

Aydindril Burning/Глава 4

Название: Сгорающий Эйдендрил (Aydindril Burning)
Автор: A1066
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6245064/1/Aydindril_Burnin...
Переводчик: Мольер
Рейтинг: NC-17
Персонаж/Паринг: Кейлин/Кара
Отказ от прав: Эти персы принадлежат сериалу "Искатель", а сам рассказ вышеуказанному автору. Я лишь скромный переводчеГ. Перевожу первый раз, посему энто прям дебют мой, до.
ГЛАВА 1 ГЛАВА 2 ГЛАВА 3
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ: Я боюсь всех людей, что встретил, почему они все говорят со мной?

Кара одолжила старую «ДжиЭмСи Сиерра» у Кейлин и потратила весь следующий день в самом большом городе округа (до которого нужно было ехать целых два часа). Там ее ждала партия заказанного оборудования. Рядом с названным местом получения заказа находился магазин с неплохим ассортиментом всякого рода снаряжения. Потому домой она вернулась, когда хозяйка дома уже спала. Оборудование пришлось ставить в кромешной тьме, но безопасность дома стоила того. Датчики движения были установлены, и она практически закончила с датчиками веса под окнами, когда Кейлин проснулась и, накинув халат, спустилась вниз.
Блондинка не спала всю ночь, но чувствовала себя отдохнувшей и могущей сосредоточиться на чем-либо. Амнелл же выглядела слегка помятой, ее длинные шелковистые волосы были взъерошены, а под глазами красовались синяки. Переминаясь с носка на пятку и выключив шуруповерт, гостья пристально посмотрела на женщину, что прошла мимо. Видимо, придется смириться с тем, что любая черта в мэре этого захолустья кажется ей прекрасной, и лишь дружба с Ричардом связывает руки.
В который раз Мэйсон проклянула Сайфера, кому была обязана спасением собственной шкуры.
Куча коробок и всякой непонятной электротехники, наконец-то, уместились и сложились в одну картинку в сознании Кейлин, и она, озираясь вокруг, остановилась посередине гостиной.
- Что ты делаешь?
Мэйсон показала шуруповерт.
- Чиню твой дом. – проговаривая каждое слово, пояснила она, так как до Кейлин пока явно не доходило происходящее.
- Мой дом, что, сломан?
Сложно было объяснить несведущему (хоть и красивому) существу, что ее дом – чертово логово смерти, и что Кара могла бы сходу придумать сразу три или четыре способа убить любого в это же мгновение, без каких-либо размышлений. А пара часов и план дома, который легко можно получить, и Морд-Сит могла предложить уже сотню вариантов убийства очаровательной Кейлин Амнелл. Понимая, что заморачиваться бесполезно, она прибегла к более легкому пути: к правдоподобной лжи.
- Да. Очень сломан, - Кара похлопала ладонью по полу, где только что сидела. - Но я все починила.
- Х-хорошо. – Кейлин протерла глаза. – Будет ли он окончательно починенным и убранным, когда я вернусь сегодня с работы?
-Конечно, – чем быстрее дом станет безопасным, тем быстрее Кара сможет поспать в нем, и тем быстрее она перестанет оглядываться через плечо, каждый раз проходя мимо окна. Но участие Кейлин заставило Мэйсон понять, что ее решение поставить в передней пуленепробиваемую дверь было не лишним. И она абсолютно точно не могла объяснить причин, по которым вообще это сделала.

Практически весь день жара давила, заставляя капли пота струиться по спине в три ручья, в то время как Морд-Сит пыталась вставить новое оконное стекло. Соседи бродили туда-сюда, любопытно разглядывая происходящее. Молочник (в этом городе был даже чертов молочник!) медленно ехал мимо, пока не пришлось делать поворот.
Только светловолосая женщина подняла следующий оконный лист по стремянке, как усиленно затрезвонил телефон. Это была устаревшая модель с противным механическим звонком, который жутко действовал на нервы. И единственной возможностью спастись от него, было ответить.
Она осторожно спустилась по лестнице и прислонила оконное стекло к стене, перед тем как войти в дом. На удивление, голос на конце провода вовсе не принадлежал ее хозяйке, как ожидала Мэйсон. Кара успела предположить, что в таком маленьком городишке кто-то вполне мог догадаться позвонить мэру и спросить, что за чертовщина творится в ее доме, и когда Амнелл вообще успела нанять незнакомку, чтобы та вытворяла весь этот ужас.
- Кара? – низко промурлыкали в трубку с акцентом точно таким же, как ее собственный.
- Кто это, черт подери?! – прорычала Кара в ответ, начав оглядывать коридор. «Как близко они? Чего хотят?» Короткие волоски на шее тут же стали дыбом.
- Ты не успела забыть своих сестер так скоро, верно? – голос мягко рассмеялся, но в этом смехе явно слышалась угроза. – Мы-то совсем тебя не забыли.
Кара бросила трубку, рванула из прохода в гостиную и взбежала по лестнице на второй этаж, перепрыгивая через три ступеньки. Ее дыхание сделалось тяжелым, легкие горели, а сердце бешено стучало – первые признаки надвигающейся паники. Она принялась передвигать мебель, содрала кожу с кончиков пальцев, но, наконец, нашла тайник, откуда вытащила оружие.

Кейлин нашла ее часом позже, забившуюся в чулан в гостиной комнат и сжимающую эйджил так сильно, что побелели костяшки пальцев.
Тот факт, что дом был перевернут вверх дном и зыркал на прохожих пустыми оконными проемами, заставил брюнетку отправиться на поиски Мэйсон, чтоб высказаться, так сказать, о наболевшем. Но найдя женщину, Кейлин тут же осудила себя, лишь пристально посмотрев на нее. Амнелл села перед Карой на колени, осторожно протянула ладонь и сжала руку, обхватившую
эйджил. – Что с тобой? Что случилось?
- Здесь небезопасно для меня, - Кара смотрела на обеспокоенное лицо Кейлин, но видела лишь темноту в собственном сознании. Голос звонившей был слишком знаком, и дело было даже не в акценте, напоминающем о доме, но в этом мягком урчании и ощутимой угрозе в каждом слове… Жестокость сквозила в этом голосе. Блондинка явно ошибалась, думая, что такие ничтожные вещи, как новые окна и сигнализация защитят ее. Ей никогда не быть в безопасности. Беспокойные мысли потревожили старые шрамы, что крестом бледнели на ее спине и животе, и взрыв боли прошелся по телу, ворвавшись, кажется, из самого прошлого. Того прошлого, которое подтолкнуло ее приехать сюда, в Эйдендрил.
- И ты также больше не в безопасности здесь. Они, возможно, уже следят за тобой. – Морд-Сит никогда не оставляют сестер в покое и возможные проблемы не смогут остановить их.
Кара ожидала слезы или падение в обморок, или все, что угодно, но Кейлин вместо этого лишь пододвинулась ближе и прижалась мягкими губами к губам Мейсон. Поцелуй был совершенно невинным, но темноволосая женщина вложила в него все свои чувства. И тут уже невозможно было сопротивляться.
- Не беспокойся, - пробормотала Амнелл, отпрянув, - Я защищу тебя.

@темы: Aydindril Burning, Cara&Kahlan, фанфикшн, фемслеш

00:48 

Aydindril Burning/Глава 3

Название: Сгорающий Эйдендрил (Aydindril Burning)
Автор: A1066
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6245064/1/Aydindril_Burnin...
Переводчик: Мольер
Рейтинг: NC-17
Персонаж/Паринг: Кейлин/Кара
Отказ от прав: Эти персы принадлежат сериалу "Искатель", а сам рассказ вышеуказанному автору. Я лишь скромный переводчеГ. Перевожу первый раз, посему энто прям дебют мой, до.
ГЛАВА 1 ГЛАВА 2

ГЛАВА ТРЕТЬЯ: Я не хочу изгибаться, пусть это делают плохие девчонки.
Кейлин сохранила маску невозмутимости, хотя яркий румянец на щеках Эмили заставил подозревать, что что-то неприличное случилось за ее дверью. Может, Кара вела себя грубо? Но так как секретарша ни словом не обмолвилась об этом, Амнелл сочла за лучшее, просто проигнорировать свои подозрения.
Она вывела женщину из здания мэрии и повела по главной улице, затем свернула в один из немощеных, даже не отмеченных на карте города, переулков, перейдя на быстрый шаг. И Кара, кажется, наслаждалась этим подобием соревнования.
Грязное, потускневшее здание с вывеской «У Дени» было спрятано в хитросплетении переулков. Рядом находилась парковка, через которую они сократили путь. Кейлин вошла первая, толкнув бедром салунную дверь, Кара проскользнула следом.
Картина внутри была столь же плачевна, что и снаружи: бревенчатые стены, обвешенные неоновыми бутылками пива и рекламными постерами, а пол – голый бетон. Бар представлял собой прямоугольную комнату, поделенную надвое. С одной стороны обитые кожей «кабинки», огражденные друг от друга, с другой – танцпол. Мэйсон приостановилась, внимательно осматриваясь, Кейлин же не обратила на это внимание, прямой наводкой направившись к своему любимому столику. Ей не нужно было делать заказ: тут его знали наизусть, но она взяла на себя смелость заказать за спутницу, хоть и понятия не имела о вкусах блондинки. Но в одном она была уверена: Кара любила мясо.
Весь день был похож на что-то совершенно далекое от реальности. Сидя в своем кабинете, работая, как говорится, от случая к случаю, Амнелл пыталась понять, как так получилось, что именно Кара приехала к ней. Ведь Ричард никогда ничего не говорил об этой женщине.
Когда Кейлин, наконец, прекратила анализировать сей удивительный факт, то внезапно осознала, что сегодня – первый день, который она провела, практически не думая о благоверном: где он, все ли с ним в порядке? Ни одной строчки письма не было написано. Это отчего-то вызвало приятную легкость, ощущение свободы и, одновременно, заставляло чуть ли не изгибаться от нервной дрожи во всем теле.
Кара села рядом, в то время как миниатюрная официантка «подплыла» к их столику и поставила два подноса с картошкой фри и огромными чизбургерами.
- Надеюсь, ты любишь фастфуд, - сконфуженно проговорила Амнелл. Но ее страхи не оправдались. Было достаточно просто взглянуть на то, как Кара уставилась на еду перед собой, а чуть погодя быстро расправилась с ней.
Стоит отметить, эта женщина была не из разговорчивых: теперь она сидела, сложа руки, и молча следила за неспешной трапезой миссис Рал.
- Та фотография, которую ты показывала мне… Что означает надпись «Сайфер и Морд-Сит 001» на обратной стороне? – спросила Амнелл, после того, как закончила с чизбургером и отерла рот салфеткой.
Наблюдая за женщиной напротив, Кара начала целеустремленно кромсать собственную салфетку на мельчайшие кусочки.
- Сайфер – позывной Ричарда, - ответила она, посмотрев в сторону.
- А Морд-Сит 001? – подумав, добавила Кейлин. Она точно могла сказать, что Мэйсон хотела уклониться от ответа. Это было понятно по ее тону и по тому, как она отвела взгляд. И, конечно, ее поведение лишь подстегнуло любопытство Амнелл.
Кара поворошила пальцами кучу конфетти из невинно убиенной салфетки, волнообразно распределив ее по столу. - Это уже не позывной. Это… название работы.
- Что за работа? – Кейлин не поднимала взгляда от своей тарелки, и не могла видеть, как взгляд Кары стал каким-то отстраненным, будто время для светловолосой женщины просто остановилось. Не дождавшись ответа, брюнетка опустила вилку на поднос так громко, что это заставило Мэйсон заметно вздрогнуть.
- Командос. Боец диверсионно-десантного отряда, - наконец, выдавила Кара голосом, совершенно лишенным всяких эмоций.
Это был не тот ответ, которого ждала Кейлин. Она поняла по фотографии, что Кара находится на военной службе, но она предполагала, что эта женщина из тех солдат, что, в общем-то, не воюют вовсе. «Кара перекладывает с места на место бумаги, или делает любую другую работу такого рода, которую могли доверить женщине в американской армии». По крайней мере, так думалось Кейлин до этого неожиданного заявления. После него ее собеседница предстала совершенно в ином свете. Амнелл пристально глядела на нее в течение нескольких секунд, лишь сейчас замечая явное очертания мускул плеч и предплечий, а так же, как свободно сидела блондинка. Кейлин вздрогнула, понимая, что, возможно, эта женщина близко знакома с насилием.
- Это беспокоит тебя? – бровь Кары изогнулась в насмешке.
- Нет, - Кейлин вернулась к усердному изучению еды, пытаясь выбросить из головы мысль о том, что Кара, может быть, кого-то убивала.
Все оставшееся время ланча они больше не разговаривали. Кейлин еле удалось скрыть облегчение, когда блондинка оставила ее у дверей кабинета. Взмахом руки остановив Эмили, которая уже собралась проявить вежливое участие, она выслушала все оставленные сообщения и плотно прикрыла за собой дверь. Буквально упав в кресло, мэр Эйдендрила пролистнула пару докладов, не вчитываясь ни в единое слово, прежде чем отодвинуть бумаги в сторону.
Мысли роились в голове, сбивая друг друга, и она перестала сопротивляться им. В конце концов, самая важная персона этого города никому не могла помочь, пребывая в таком состоянии. Если Кара – коммандос, если она – друг Ричарда, значит, он совсем не пехотинец, во что когда-то заставил ее поверить Рал. И это также значило, что он был в большей опасностей, чем могла предположить его жена. Однако, лицо Кары быстро вытеснило мысли о Ричарде. Удивительно, эта женщина знала, как убивать! А в лице ее часто мелькало что-то, что можно было увидеть не сразу; то, что вряд ли сама Мэйсон могла заметить в себе.
Кейлин крутанулась в кресле и остановилась, ухватившись за край стола, до которого успела «доехать». Столкновение испугало ее, она чуть подождала, прежде чем крутануться вновь. Может, Кара - кто-то вроде киллера, но раз Ричард послал ее, значит, она должна ей доверять. Это ведь для ее же собственной безопасности.
Рассуждая так, Кейлин поняла, что, возможно, ее гостья не убийца, а герой. Может быть, даже герой с впечатляющим военным прошлым. Хотя все, что касалось Кары, впечатляло, и легко было представить коробку, полную медалей, которые заработала Мэйсон. Медалей данных за защиту демократии и свободы страны, о которых постоянно говорил Рал.
В воображении возник образ Кары, одетой в форму: такую, какую надевал Ричард на свадьбу – в медалях и шляпой под мышкой. Приятная дрожь тут же пробежала по телу, дыхание сбилось.
И как она сразу не заметила, насколько красива Кара?
Хм, хорошо, она заметила, но как-то мимоходом, пытаясь разобраться в той ситуации, в которую они попали по милости Ричарда. Но теперь-то несомненная привлекательность Мэйсон буквально настигла ее, и Рал остался в каком-то отдельном мире. В очень далеком мире.
Кейлин поежилась.
Никогда еще женщина не производила на нее такого впечатления. По справедливости нужно сказать, что у Кейлин вообще был весьма и весьма малый сексуальный опыт до Ричарда. Она была тихой девушкой, не спешившея доверять людям, а мужчины, который жили в таком месте, как Эйдендрил были, во-первых, шумны, а, во-вторых, имели крайне специфические представления о том, как обращаться с женщиной. Она была дальновидна, но эти представления совершенно не разделяла.
Ты замужем! - горячо шептала самой себе женщина, - И Ричард сейчас далеко, потому что защищает твою страну, - она произнесла это громко вслух, желая, чтобы хоть что-то помогло отвлечься.
Намеренно вспоминая Рала каждуй минуту, свободную от работы, женщина попыталась освободиться от тени вины и образа Кары, что теперь преследовал ее. И она была вполне удовлетворена принятыми мерами, будто бы смогла справиться и с этим испытанием.

Когда миссис Рал пришла домой, Кара бездельничала на кухне, закинув ноги на край стола. Рядом с ней дымилась тарелка с едой, а напротив второго стула стояла такая же тарелка. На Мэйсон были облегающие боксеры и белый топ. Никакого бюстгальтера – никакого полета фантазии.
Кейлин остановилась в дверном проеме, держась за раму, ни за какие коврижки не собираясь входить в это логово хаоса, которое когда-то было ее кухней. Да еще и полуодетый вид Кары…
Ее дух наполнил, кажется, всю комнату этой грубой чувственностью. Такого Амнелл уже не могла вынести. Не после изматывающего дня в офисе. Но прежде чем она успела сделать шаг назад, чтобы тихо прокрасться наверх, в свою комнату, блондинка заметила ее.
- Я приготовила ужин, - было ощущение, что ответ ей был не нужен. Она протянула ложку Кейлин, не дожидаясь, пока та решит пройти в кухню.
Осторожно, избегая смотреть на блондинку, которая в данный момент поразительно напоминала пирующую львицу, Кейлин, наконец, вошла и села на место перед своей тарелкой. Она не могла быть невежлива, неважно, как сильно ей этого хотелось - это было просто не в ее стиле. Еда была непривычной, но довольно съедобной, и Кейлин практически не пришлось претворяться, что она получает удовольствие от трапезы. Установилась неудобная тишина.

Она никогда не ужинала с Ричардом. Он никогда не готовил для нее.
Внезапно Кейлин почувствовала себя чертовски одинокой.

@темы: Aydindril Burning, Cara&Kahlan, фанфикшн, фемслеш

16:36 

Его лицо/Часть 2.

Название: Его лицо (название пока такое, я еще не определился).
Автор: Мольер
Рейтинг: NC-17
Жанр: ориджинал, частично будет повествование от 1ого лица (POV), ангст, фэнтези
Краткое содержание: этот мир отличается от нашего современного...практически всем. Здесь мы видим фэнтези-средневековье с удивительными магическими и не магическими тварями, многобожием, процветающими и не очень королевствами, и людьми, которые, по идее, просто не могут столкнуться в действительности...
Варнинг: ничего бдсмного/флеффного, не. Здесь я хотел бы предупредить, что я очееень ленивый. На этом все.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ. Об отрицательном влиянии слишком выступающих частей тела и зайчиках-побегайчиках.
Ты. Не умеешь. Петь?! – она была зла. О нет, она была просто в ярости и от души огрела друга лютней по голове. Успевшее вклиниться до злостного действа «неа» вообще погубило весь коварный и, несомненно, гениальный план девушки. Он, чертыхаясь, потирал лоб. Она же, сплюнув под ноги, отвернулась от непутевого товарища и поглядела на темное окно добротного домишки фермера, мистера Грейса. Они, Чарли Ворон и Ник Пес Салливан, прятались в рощице, больше похожей на гигантские кусты, и пытались претворить в жизнь план «Соблазни доярку». Почему? Объяснение просто. Пес был неплохим парнем, этаким девятнадцатилетним бугаем в соломенной шляпе, сбежавшим из богатого дома и одичавшим на свободе, но совершенно стеснительным малым, если это касалось дамочек. По этому поводу Ник не давал Чарли покоя, постоянно говоря, стоня и хрипя о некой мисс Грейс, что, якобы, сводила его с ума. Но Ворон только выплевывала проклятья. Потому что не его эта девка сводила с ума, а ее. Ей приходилось много хуже друга, ибо… черт подери, попробуйте послушать 24 часа в сутки о какой-то профессиональной выжимательнице молока, разрази молния этот пень!
В общем, сопли Салливанна очень действовали ей на нервы. И, в конце концов, она решила окончательно поддаться этому безумию, чтобы помочь Псу обрести счастье и принести покой для ее расшатанных нервов. Что и говорить: Чарли возненавидела чертову простушку за то, что ей было так сложно увидеть раздевающие ее на ходу голодные глаза Пса. И мстя ее заключалась в том, что теперь этой пастушке…ой, простите, доярке придется пробыть рядом с дурнем Салливаном столько, сколько он сам выдержит.
Итак, Чарли – о боги – с лютней, готовая играть самые душещипательные романсы о прекрасной, чтоб ее так и эдак, любви… узнает, что этот олух не умеет петь. Она уточнила: - Ты…Пес, ты совсем-совсем не умеешь? Ничуточки? Ни капельники, ни зернышка, ни былинки? – конечно, она преувеличивала. Но Ник должен был понять, какое он после этого…в общем, зря он так сказал. Плохой мальчик.
- Ни капельки, ни зернышка и так далее, - тупо повторил он и опустил руки по швам. «О Небеса, помогите мне! Если он сейчас, прямо при мне, заревет, я прокляну этот свет и подамся в пастушки...ээ…доярки!» Но Ник просто молчал, уперев в землю взгляд, а когда поднял голову, то в глазах его была всемирная печаль и эта ужасная (она прошестерила ее еще десять раз) щенячья мольба. Ну, в общем, сердце женское не выдержало, хоть и скрыто было под холщовой мужской рубахой и неровно обрезанными также мужскими штанами. Чуть погодя, когда Чарли уже хотела что-то промлялить в утешение парню, тот опять заговорил, горячо и быстро, но все же слегка запинаясь от волнения:
- Ворон, ты же что-нибудь придумаешь, верно? У тебя ведь всегда есть план «Б», я уверен! – Салливан поднял голову и вернулся взглядом и мыслями к темноте окна второго этажа дома. Если бы она могла видеть его глаза, то поняла бы, что Ник был почти готов бежать. И только стыд и насмешки, что, несомненно, рекой потекут из ее уст, заставляли его оставаться на месте.
Конечно, ни о каком плане «Б» не было и речи.
- Может, просто дать тебе лютню в руки, и она умрет от изумления, а? Я была бы рада такому исходу, честно! – скромно поделилась Чарли своими измышления, и тут же поспешила закрыться руками, дабы не схватить фингал под глаз. Понятно, что сразу же раздались смех и крики «я убью тебя, лодочник!», а это, естественно, незамеченным не осталось. То окно, что Пес прямо-таки облобызал взглядом, распахнулось. Мелькнули огонек сальной свечи и фигурка в белой сорочке. Смущенное «о», шорох переодевания, который был хорошо слышен валяющимся в траве, застывшим в позах морских звезд друзьям. Две секунды назад они яростно боролись, выясняя между делом, кто есть сын мула…Но пока та наводила марафет – ох уж эти женщины, честное слово! – эти двое отлетели друг от друга, испуганно выпучив глаза.
– Раздери меня трихвостый ральг, мы попались!
– Пес, ты просто гений! – Чарли в накатившем раздражении закатила глаза; первый испуг уже прошел, и теперь, сатирически ухмыляясь, она забавлялась видом заметно взъерошенного Салливана. – И вообще, Ник, ты мужик или где?! Давай, там, грудь колесом, морда кирпичом! Ради чего мы здесь торчим?! – этого не было заметно в кромешной тьме, но юноша покраснел с головы до пят, как печально известный, южный попугай гарла, (из-за своего цвета, нещадно истребляемый всеми, кому лень, а кушать хочется). Оправдаться ему не дала любовь всей его жизни, наконец, выглянувшая из окна. – Чего вам надо? Сейчас отца позову! – в этот момент нужно было сделать акцент на лице Чарли, приобретшее странное выражение. Переизумление и недоразочарование в жизни образовали воистину дикую смесь! Но как еще реагировать на такую нелогичность? Подумайте сами, вспомните звук скрипящих половиц и шуршание спешно надеваемого платья, а также вторичный показ всему миру заспанного личика…
- Да какой нахрен… - эта девушка, даже не догадываясь о существовании Чарли, довела ее до состояния кипения. И тут чайник решил засвистеть! Но по закону жанра – или всем просто нравится перебивать праведно-гневную речь честных людей? – рассказать о том, в гробу из какого дерева Ворон видала и доярку, и ее отца, и прежде всего осла Салливана с его юношеским недержанием глупости, ей не дали.
- Здравствуй, звезда ночей моих! – это вызвало мгновенный ступор в самом ступорном виде. «Кнарр, кто научил его так красиво ругаться?» - кисло подумалось светловолосой девушке, нервно пощипывающей себя за руку. Знаете ли, иногда кажется, что происходящее – сон, ибо в реальной жизни такого просто не могло произойти! Успокаивало одно: доярка тоже была отослана во временный нокаут. «Ну, Пес, ну, поразил так поразил! Но думаю, лучше не продолжать…»
- Я все время думаю тебе, нимфа лесная! – «идиот!», - Если бы я только мог облечь свои тяжкие думы в слова, а слова, в свою очередь, в песнь! Если бы Бог музыки, бледный Орс, дал мне голос, я бы спел для тебя, о любовь моя! – браво! Брависсимо! И, если бы так не хотелось разразиться громоподобным истерическим смехом, то Пес услышал бы аплодисменты, а сама Чарли пустила бы скупую…женскую слезу. Но оставалось кусать ладонь и ждать, пока герой-любовник закончит корчить из себя такового и, наконец, выберется из конфуза. Но зубы только сильнее стиснули плоть, когда из окна долетело дрожащее, звучное и полное энтузиазма «и?…».
- И…и…что и… - он потерянно оглянулся, ища поддержки, видимо, у спрятавшейся от греха подальше луны, - Мой друг, Ворон, видя мои страдания, сочинил песню столь же прекрасную, как и ты! - слышали, как что-то ухнуло об землю? Это были две девичьи челюсти, которые, наверное, отвалились одновременно. «Ну, козел!» - мысленно, чисто для себя констатировала Чарли, чьи кулаки заметно зачесались.
Обстановка накалилась до предела, и, если бы не случай, а точнее вполне логичное происшествие, непонятно, как бы два «брата-акробата» вышли из ситуации. Но крики, услышанные домочадцами, были расценены, как попытка сделать какую-нибудь гадость. Потому добротная дубовая дверь резко распахнулась, и из дома вылетел отец семейства с ружьем наперевес. Никаких вопросов типа «кто вы такие?», «чего надо?» уже не задавались, а первый выстрел просвистел в пяти метрах от Пса и Ворона, явно предупреждая об опасности продырявить штаны. Даже не переглядываясь, друзья одновременно припустили со всех ног в спасительную темноту.
- Ты, прости, с какого ляду про песни плел, полоумный?! – горячилась Чарли после того, как они выскочили из рощи и помчались прочь из деревни, боясь шальных выстрелов и желания мужчины защищать честь своей дочери до конца. Ну, хочет защищать, пусть защищает, разве ж кто мешает храбрым порывам? Но Пес и Ворон решили, что такое мероприятие лучше оставить, так как они на нем оказались незваными гостями. А что может быть хуже такой участи? Пожалуй, только то, что к этому статусу могут невзначай прибавиться пара дырок. И, если не поспешить, дырки будут не только в штанах, что…печально.
- А что мне говорить-то было? Все мысли вы…выскочили! Фуууф! – на самом деле, они привыкли к пробежкам такого рода, поэтому могли резво двигать ногами и говорить одновременно. Но тут уж пришлось очень быстро ретироваться, и дыхалка Пса сдалась от слишком долгого бега. «Береженого бог бережет», - гласит народная мудрость. Грех не верить, в конце концов.
- У тебя есть минута, чтобы отдохнуть и оправдаться, прежде чем а) нас догонит ненормальный мужик, б) я убью тебя за то, что согласилась пойти в эту чертову деревню. Вариант «а» маловероятен. Учти это, дружок, - Ворон уже полулежала на траве, бока ее тяжело вздымались. Она смахнула пот со лба и облизнула запекшиеся губы, - И да, ты мог сказать, как побил того парня, что пытался подкатить к ней на той неделе.
- Ну-у-у-у, это разве ей интересно? – Ник уселся на бревне рядом, опершись руками о колени. Его лицо выражало крайнюю растерянность и разочарование. Он уже забыл про установившуюся тишину перед маленьким происшествием с использованием ружья, и поэтому считал, что все было испорчено именно этим недоразумением, а не тем, что он сморозил глупость, и окружающие долго пытались ее переварить. А уж что бы могло за этим последовать…
- Хм, на самом деле, смотрелось очень даже ничего. Эффектно, да. Ты использовал изощренные удары, даже я такого не ожидала. Мне бы понравилось, определенно…да, пожалуй, точно понравилось бы! – юноша развел руками, а девушка сняла замасленную шапку с козырьком, и в лунном свете заискрились короткие волосы цвета песочного или же пшеничного. Прилипшие влажные пряди были отброшены назад, и теперь придерживались рукой. Ворон совершенно успокоилась и зла более на Салливана не держала. В конце концов, она думала, что у нее получится избавиться от проблемы в виде бесконечного нытья, но Чарли оплошала перед самой собой, что было очень и очень неприятно. Да и девка оказалось тугой на соображалку, и красивую ерунду, которую втюхивал ей Пес, по достоинству не оценила совершенно. Обидно все-таки. Мало того, что доярка – дура, так еще никакими особенными достоинствами не отличалась. Ну, возможно, только просто невероятно большой грудью. Да, пожалуй, этому громиле было достаточно такого сомнительного плюса.

Неспешным или даже скорым шагом до предполагаемой остановки было слишком долго - они продолжили путь бегом. Так друзья и встали рядом с таверной со звучным названием «Развалюха». Хотя, поверьте, это было совершенно новое строение, от которого все еще едва заметно пахло деревом. Смысл же странной шутки хозяина распивочной заключался в пойле, имевшем здесь, на окраине столицы королевства Астэрн, Тувэс, огромный спрос. Потому что после него вы разложите свое бренное тело на совершенно любой, случайно подвернувшейся плоскости и не плоскости, и будете считаться самой, что ни на есть, развалюхой. Многообещающе, неправда ли?
- Ну, что, пойдешь заливать горе?
- Ага, - просто ответил несчастный и оскорбленный влюбленный, уже поднимаясь по ступенькам к двери, что открывалась, только если приложить изрядную долю силы. Фейс-контроль нервно курит в сторонке. Откроешь дверь – вот тебе и проходной билет!
- Пес, ну, ты мне только одно скажи: из-за чего ты так убиваешься? Там ж ни кожи, ни рожи; единственно, что коров доить умеет: так толку-то от нее, если у нас этой коровы нет? – Ворон усмехнулась, сдвинув чуть в сторону свою шапку, - Иль ты хочешь ее…ха-ха, вместо коровы?
- У нее большая грудь, - в ответ на это Чарли лишь хмыкнула. «Кто бы сумневался!»

Тувэс прилегал к королевскому замку, оттого и считался столицей, хотя пять веков назад, это звание имел при себе Керанг – красивейший город Астэрна, чьему процветанию и дорогому камню мостовых завидовал каждый городок и городишко королевства. Но правителю того времени надоело Златое Море, он захотел живописных долин, полных зелени и полноводных рек, высоких темных лесов и еще прочей чуши в этом роде. Потому замок в Керанге стал всего лишь летней резиденцией, посещаемый раз в пять лет, хоть и летних сезонов приходится соответственно больше. Странная королевская логика? Нет, скорее просто много маленьких и больших дел. Последующие главы государства не стали менять традиции, и юный Тувэс утвердился в роли столицы. Нынешний король также не изменил роли города.
Сейчас столица обросла строениями, как мужчина обрастает щетиной. Каждодневно сюда прибывают люди со всех концов страны, каждый день здесь вершатся судьбы, и ломаются жизни. Это город движения, город торговли, хотя и тут есть, чем подивиться и восхититься. Площадь защитника Камерна, который победил Огненного Ральга, напавшего на еще молодую столицу и чуть не спалившего ее до тла. Чем не пример? Старики поговаривают, что на месте площади и происходил легендарный бой. Черт их знает, может, и правда. Или же невероятная по количеству разнообразных красок аллея Молодости. Тысячи цветов разных сортов бросаются и бьют по глазам; здесь можно утонуть, настолько головокружительна атмосфера. И выходишь оттуда осоловевший, но счастливый до крайности; даже тот, кто хмур, раз там побывавши, отрекается от неприятных мыслей. Так что и туристам есть, чем поживиться… И все же не Керанг с его до крайности соленым морем и блеском мелких речушек, словно кровеносные сосуды, испещрившие город. Мрамор колонн, набережные, белые полотнища парусов…
Рассветало. Девушка выбрала путь вдоль длинной серой стены замка к дому, потому что так много ближе, чем колесить через весь город, да к тому же просыпающийся. Только под ногами путаться.
Пес и Ворон проживали в старом амбаре, который находился недалеко от города, рядом с заросшим бурьяном полем, которое когда-то давало отменные колосья пшеницы. Они нашли его уже занятым, но, то были восьмилетние разбойники-беспризорники, и друзья легко расправились с ними, пожелав поискать домик попроще. Что и говорить, Чарли Ворон и Пес Салливан – два имени, которые наводят благоговейный страх на местную детвору и, как говорится, «держат» весь бедный район в своих руках. Потому что Ворон любит и умеет пользоваться кортиками, а у Пса очень тяжелые кулаки…особенно, если они опускаются на чью-то голову.
Первые лучи сонного солнца тяжело и неохотно касались остывших за ночь стен. Деревья оставались стоять особняком: казалось, они неприязненно стряхивают свет с мохнатых крон. Однако, с каждым шагом Чарли, солнечные зайчики заражались энтузиазмом – от чего спрашивается? – и с остервенением наступали. Вот они пробиваются сквозь листву и падают на ровно подстриженные розовые кусты. А там выхватывают что-то белое и упрямо светят, призывая женское любопытство. Ворон, удивленно изогнув брови, сразу свернула к этим кустам и нашла…вышивку. Незаконченное лицо определенно мужского пола.
- Странно как. И кому в голову пришло такое вышивать? – она покрутила головой вправо влево, вопросительно взглянула на безмолвную стену, а потом догадалась поднять взгляд выше. Было ясно, что это нечто упало с небес. И эти небеса были на уровне колокольни, что сейчас била ровно шесть часов утра. Девушка увидела единственное окно, что выходило на ту часть дороги, где она стояла. Большое, как убедилась Ворон, попятившись. – И работный двор тут... - что-то она об этом слышала. Снова поглядев на лицо юноши в пяльце, она хлопнула себя по лбу свободной рукой. – Ну, конечно! Прекрасный принц, и все такое… Принцесса! – радость от догадки сменилась тяжелой неуверенностью. Нужно было отдать вышивание, но как? Слуги, конечно, узнают ее и доложат, совершенно точно, доложат Маргарет, ее матери. А это было крайне некстати.
Дело в том, что три года назад Чарли сбежала из дома, где имя ее звучало много женственней нынешнего, и, где готовили ее стать гувернанткой, а она…Она однажды встретила Пса, и…и завертелось. Мальчишечьи забавы, что были интереснее учения, ее собственная образованность, вызывавшая уважение у дворовых; мужская одежда с чужого плеча, скандалы, следующие за очередным не появлением дома после полуночи… В общем, решила Ворон квартироваться отдельно от матушки и двора. И теперь блудная дочь чуралась знакомых слуг и самой матери. Стыдно, ой, как стыдно было, но гордость говорила в ней: «Раз уж решилась идти, иди до конца». Вот и шла. И Ник – единственный друг, который считал ее своей младшей сестрой, помогал идти, не спотыкаясь о коряги реальности.
Отчего-то Чарли решила присвоить себе эту вещицу, на ходу пытаясь придумать лазейку, чтоб ее отдать. Хоть и не очень-то понятно, как она умудрилась оказаться здесь, в колючих ветвях кустов. Кстати о колючести: пара капель из царапин, полученных в ходе экспедиции в заросли, скатились по ладони прямо на белоснежную канву. – Черт! Че-е-е-рт! О я чертов неудачник! – вылезти, она все-таки вылезла, но чертыхалась еще с пять минут, понимая, что просто водой кровь не ототрешь, а в амбаре отродясь не было мыла. Придется идти в город, чтобы его достать. Но внезапно, на девушку напала большая лень. И солнышко приятно пригревало. Появилась мысль о сне. Так, на пару часов. Поэтому, недолго думая, она улеглась под сень хмурых от солнца деревьев, положила рядом с собой найденное и благополучно отключилась.

@темы: фанфикшн, Его лицо, фемслеш

16:34 

Его лицо/Часть 1.

Название: Его лицо (название пока такое, я еще не определился).
Автор: Мольер
Рейтинг: NC-17
Жанр: ориджинал, частично будет повествование от 1ого лица (POV), ангст, фэнтези
Краткое содержание: этот мир отличается от нашего современного...практически всем. Здесь мы видим фэнтези-средневековье с удивительными магическими и не магическими тварями, многобожием, процветающими и не очень королевствами, и людьми, которые, по идее, просто не могут столкнуться в действительности...
Варнинг: ничего бдсмного/флеффного, не. Здесь я хотел бы предупредить, что я очееень ленивый. На этом все.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. Об окне, выводящем в жизнь, и принцах, не скачущих на белых конях.

Принцесса! Принцесса! – дышит отрывисто, отирая со лба выступивший пот желтым передником. Желтый он, однако, был не от природы: просто кто-то давненько не прохаживался по нему мылом и водой. Я зажмурилась, прикусив нижнюю губу. Служанка, а это была именно она, обежав весь замок и поднявшись в темпе вальса по самой длинной каменной лестнице, ведущей ко мне, теперь нагнулась и оперлась ладонями о колени, все еще пытаясь отдышаться. Это была немолодая женщина, лет пятидесяти, с мутноватыми голубыми глазами, в которых плескалась беспросветная тревога. Кажется, опять за меня. Я вымученно улыбнулась и подняла свои горе-очи от вышивания. На канве было намечено лицо юноши: светлые волосы и темно-карие глаза, улыбка какая-то неуверенная, а у горла виден накрахмаленный белый воротник. Боролась я с этой вышивкой уже несколько месяцев и вовсе не потому, что она была слишком большой: просто я терпеть не могла это лицо, от него мне становилось столь тошно на душе, что впору было изрезать полотнище ножницами и исколоть иглой. Но отец мой очень хотел видеть плоды моих трудов: это был портрет юного принца Чарминга - и посему от этой идеи пришлось отказаться. Наконец, моя престарелая дама очухалась после забега; к ней вернулась эта ужасная манера причитать, и глаза округлились, став большими-большими: - Принцесса! Миленькая! Тут такое рассказали мне! Ах, принцесса, за что ж нам горе-то такое? Как же мы жить будем? И… - и все в этом роде. Она всегда так начинала разговор о беспокоивших ее вещах. Кажется, сейчас был просто дикий перебор с беспокойством. Я поморщилась, лишь из-за хорошего воспитания и любви к мадам не говоря о том, как же сильно меня раздражают ее взмахи руками и визгливые нотки в голосе. Моя улыбка тухла, как тухнет мясо под палящим солнцем. Быстро. Очень быстро, - Так в чем же дело, Маргарет? Скажите, наконец! – мой голос прозвучал мягко, но под конец сорвался: чаша моего терпения напоминает детскую кружку. Маленькую детскую кружку.
- Так вот я и говорю… - и снова много буков. Я, не глядя, отбросила вышивку. Не обладая навыками метания ножей, но обладая «кривыми» руками, я умудрилась закинуть ее в окно. Грязно ругнулась. Очень грязно. Разумеется, мысленно. Служанка остановилась с открытым ртом, с занесенными над головой пухлыми руками: ее седые волосы разметались, а очки странно съехали – если бы я не знала, что что-то стряслось, я бы подумала, что мадам пребывает в экстазе. Но она тут же забыла про творение рук моих: слишком новость ее потрясла – это было видно. И суеверный страх был в ее глазах. У меня начинала болеть голова. – Ближе к делу, Маргарет, пожалуйста, говорите меньше ненужностей, - мой голос уже молил. Она оправила платье и, видимо, сжалилась, потому что произнесла: - Так это… Принцы исчезли, - и смотрит на меня так, будто ее молния поразила. Бровь моя недоверчиво приподнялась. – Как это… так? Быть того не может. Совсем недавно их было пруд-пруди, да и говорили же, что заявился в наши земли этот, - я махнула на окно, будто бы говоря об утерянной вышивке и лице Чарминга на ней, - совсем уж запредельный принц… Вам солгали, милая Маргарет. В это я поверить не могу, - я вновь силилась улыбнуться, только чтобы успокоить мою доверчивую служанку. На самом деле, факт того, что напыщенные мужланы стерлись/были стерты с лица земли меня нисколько не задел. Будь я жестокой, я бы даже порадовалась. Хотя, не знаю, что отличается большей жестокостью в этом случае: радость или безразличие. Впрочем, неважно.
- Но, миленькая, гонец сказал так! Гонец Его Высочества, вашего отца! Эти малые не могут врать: шастают себе по стране на коняшках да и из нее выбираются, чтоб новости по миру собрать, - она задумалась на несколько секунд, - д о с т о в е р н ы е! – по буквам произнесла она, кажется, на силу это слово вспомнив. Кивнув, я пожала плечами: - Хорошо, допустим, это правда. Почему вы так взбудоражены? Разве…это важно? - мой взгляд устремился в вышеупомянутое и уже порядком истерзанное окно и теперь изучал воробьев, чирикующих о своих воробьиных делах на ближайшем дереве. Служанка встрепенулась и подошла ближе ко мне. От нее запахло потом и лавандой. Ужасное сочетание. Но я промолчала. Я хорошая. Почти.
- Девочка моя, неужели вы не понимаете?! Вам семнадцать лет и это тот возраст, когда девушек в нашем королевстве отдают замуж. Вы принцесса. Вам нужен принц, - я чуть было не вставила свою точку зрения, но вовремя зажала рот рукой и притворно закашляла. – Ой, душенька, с вами все в порядке? – она погладила меня по спине, одновременно притоптывая левой ногой в нетерпении. Я кивнула. Щеки порозовели от смущения. – Так вот. Вам нужен принц…А принца-то! Принца нету. Нигде нету! А если и появится, так только через пяток лет. А вас… моя милая, хорошая девочка, - на глазах ее выступили слезы самого настоящего горя, а нос начал краснеть, - никто! Никто-никто не возьмет замуж! О милостивый Государь, как же это жестоко! Дитя, дитя мое, вы… отчего вы так веселы? Неужели, не поняли меня? Может… - Маргарет пораженно вздыхает, - вы больны?! – но прежде, чем в голове у нее начался лихорадочный мыслительный процесс (а во время него она бы извлекла еще кучу жужжащих, словно пчелы, фраз), я прикрыла ее губы обеими руками, машинально пристав. Мои глаза расширились в ужасе. Мне сразу в голову пришло много-много мыслей, слов, которые я могла бы предложить Маргарет, как рыбак рыбке - наживку. Тех слов, на которые служанка должна была бы клюнуть и замолчать. Но вместо этого я испугалась, щеки налились ярчайшей краской, а ладони вспотели. Я боялась, что она поймет…– Нет, нет, я вовсе не больна и… ах, - я убрала руки, убедившись, что поток звуков пресечен. Продолжила, пряча взгляд, - Я…мне…очень жаль, что эти принцы исчезли и… - я задержала паузу, подбирая более подходящие слова, и в сердцах выдохнула: - Лучше бы я умерла! – наступила тишина. Она хотела что-то сказать, но челюсти ее сомкнулись, она, смертельно бледная, уставилась на меня. Кажется, все-таки переборщила с драматичностью в голосе. Сказать по правде, я очень нечасто врала, посему имела мало опыта во всех этих тонкостях: смене тона, скрывании настоящих эмоций. Но на нее это подействовало. Она была простовата, посему все принимала за чистую монету, будто ее ничему не научила жизнь в замке. Ну, вы понимаете: все эти интриги придворных и прочее. Просто ей удалось дожить до старости, оставшись наивным неиспорченным ребенком. Мои слова она все-таки расценила по-своему, и я мысленно застонала, когда услышала: - Принцесса, вы, кажется, больны. Я скажу вашему батюшке и позову лекаря, - она провела ладонью по моей щеке и внимательно посмотрела в мои глаза, - кажется, у вас жар, душенька. Вам нужно прилечь, пойдемте же, вставайте, я вам помогу, – но я дойти могла сама. Я не пыталась сопротивляться, уж поверьте, за 17 лет я выучила на зубок: эта женщина становится просто обезумевшей, когда дело касается меня. И если, не дай боже, она думает, что я больна… Ее материнские инстинкты просто танцевали джигу на моем бренном теле! Они хотели отыграться. Я знала, что у нее была дочь – моя ровесница, но по какой-то причине они не видятся и все свое материнское тепло она с удвоенной силой посвящает мне. Отбрыкиваться бессмысленно: это гончая, которая взяла след. Она либо сломает себе шею, продираясь сквозь бурелом за лисицей, либо лисица зависнет перед ловко подвешенным на ее пути куске мяса и попадет в зубы гончей. Надеюсь, понятно, кто есть кто?
Мой отец не пришел – он всегда с пренебрежением относился к моим «девичьим» выходкам, будто зная, когда все всерьез, а когда Маргарет раздувает из мухи слона. За это я его ценила. Две курицы, кудахчущих над ухом, я бы не выдержала. Правда.
Я уже лежала в постели и тоскливо глядела в большое окно. Там ярко светило весеннее солнышко. Мне было жарко, я чуть сдвинула многочисленные одеяла, которыми меня укутала моя неугомонная мадам. Жар стыда за чуть не сказанное и необъясненное давно сошел с моих щек. Был май, и валяться, словно безвольная кукла, я не хотела. Но надо было дождаться врача, чтобы он пришел, сказал Маргарет, что я полностью здорова, дезертировал по-быстрому от ругающейся на его некомпетентность служанку, и я бы пошла прогуляться. Очень хотелось подышать свежим воздухом, да и полумрак, от которого невозможно было избавиться, мне порядком надоел. В моей большой комнате было только одно окно. Свечи зажигались лишь вечером, поэтому практически все время я сидела у окна, когда не гуляла. Оно выходило на рабочий двор, и из него было видно реку, рощицу и пристань. Я любила смотреть на проплывающие мимо лодки, на людей, что спешили по поручениям внизу. Я жила на третьем этаже нашего замка, в его южной части, поэтому всегда наслаждалась обилием солнечных лучей, приходивших ко мне каждый день.
Постучали. Вошел темноволосый мужчина – наш лекарь со своей вечно потрепанной коричневой сумкой и в черном плаще. Он поклонился. За ним осторожно протиснулась моя служанка. Она снова была красная: запыхалась, наверное, бедняжка. Носится со мной, как с сокровищем! Но с другой стороны, я знала, что она не вернется к нашему разговору, по крайней мере, еще день. А день без разговоров о принцах, их белых конях, невозможном блеске шевелюр и прочей принцевой ерунды – это день невиданного счастья! Посему, пусть я буду для нее больной, зато мои уши будут защищены.
Конечно, он сказал, что я здорова, лишь потрогав мой лоб, осмотрев рот и белки глаз. – Но, принцесса, вам нужен свежий воздух и покой. То есть, желательно, чтобы вас сопровождала лишь служанка, а не толпа народу, как бывает обычно, -мгновение ликуя, моя улыбка померкла: люблю общаться и смотреть на людей, кем бы они ни были. Мне сложно жить без общения. Но, конечно, я не такая балаболка, как Маргарет. В общем-то, все зависит от моего настроения. К счастью, я могу приказать людям уйти, когда этого настроения нет, и остаться, когда оно есть. Мне не хотелось идти с ней, но я знала, что из двух зол всегда выбирают меньшее. Я победно посмотрела в сторону служанки. Он также обернулся к ней. – Миссис Ральф, обеспечьте ей каждодневные прогулки…три раза в день. Утром, днем и вечером- я уже начала вставать с кровати. Пока просто присела и вновь обернулась к окну. Лекарь, быстро взглянув на меня, взял мою мадам под руку и отвел в сторону двери. Его глаза – я видела – были наполнены смутным беспокойством. Но меня будто по щеке ударили: - Вы слышали, Маргарет? Говорят, у нас…кончились принцы, - и сочувственно посмотрел в мою сторону. Он не мельтешил, говорил спокойно. А я, закатив глаза, снова откинулась на подушки. «Ну, вот опять!» - подумалось мне, и вслух застонала от бессилия и непроходимой подлости этого мира. Служанка подбежала ко мне, и все началось заново…

@темы: Его лицо, фанфикшн, фемслеш

16:28 

Aydindril Burning/Глава 2.

Название: Сгорающий Эйдендрил (Aydindril Burning)
Автор: A1066
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6245064/1/Aydindril_Burnin...
Переводчик: Мольер
Рейтинг: NC-17
Персонаж/Паринг: Кейлин/Кара
Отказ от прав: Эти персы принадлежат сериалу "Искатель", а сам рассказ вышеуказанному автору. Я лишь скромный переводчеГ. Перевожу первый раз, посему энто прям дебют мой, до.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ: Я ездил на танке, был в чине генерала, когда бушевал блицкриг.

Ричард точно был идиотом, Кара была в этом уверена – также как целиком и полностью убеждена в том, что он ездил в школу на автобусе.
Эйдендрил по сути был ямой, болотом, наводненным необразованными идиотами. Она поняла это спустя тридцать секунд после того, как вышла из автобуса. Даже облегчение от того, что можно, наконец, размять ноги, не уменьшило нараставшего внутри раздражения, накрывшего ее, стоило лишь увидеть, что из себя представляет главная улица города. Единственное достоинство этой дыры состояло в том, что даже ее врагам будет трудно найти этот город, чтобы убить ее. Но все равно большие города, полные людей и шума, больше подходили Каре.
Так или иначе, она дала Ричарду обещание, и с того момента, как он спас ей жизнь, ее гордость требовала возврата долга. Он отправил Кару сюда для ее же безопасности, но она никак не могла решить, было ли ей приятно сознавать это, или этот поступок ее раздражал. Раздражение, как чувство, было ей более знакомо, поэтому она решила ему поддаться как раз в тот момент, когда свернула с главной улицы в узкий переулок, именуемый «Вязовым». В глубине переулка, как и говорил Ричард, расположился большой особняк в викторианском стиле, опоясанный подстриженной лужайкой, на которой расположилась широкая аккуратная беседка в окружении опрятных клумб. Все это выглядело отвратительно, впрочем, другого она и не ожидала. Звук открывающейся рядом двери заставил ее вскрикнуть. Этот звук напомнил выстрел из снайперской винтовки, и Кара словно вновь вернулась назад, в поле, покрытая собственной кровью и окруженная смертью. Такие моменты, как этот, в последнее время повторялись все чаще и чаще, в основном тогда, когда поблизости что-то громко и неожиданно гремело. Лучшим способом справиться с воспоминаниями, как она выяснила, было просто взять все ее чувства – любые – свернуть их в маленький шар и забросить далеко-далеко, за пределы собственного восприятия. Эмоции лишь делали солдат слабыми, за исключением, быть может, гнева и похоти, и в слабости был корень ее нынешнего психического расстройства.
Женщина, открывшая дверь, была далека от образа, который Кара себе представляла. Конечно, Ричард рассказывал ей длинные и совершенно бесполезные истории о том, как он встретил Кейлин Амнелл и влюбился в нее по уши всего за несколько недель. Он не гнушался приплетать самые разнообразные детали, несмотря на то, что Каре это было не по душе. Выслушав бесконечную болтовню партнера о вечерах, которые они провели, лежа на крыше его старого форда; о медленно возрастающей луне и двух влюбленных, купающихся в прохладных водах реки, о глухом шепоте объяснений в любви, она предположила, что жена Сайфера была юной, неотесанной девушкой крестьянского типа: такие живут в дерьмовых маленьких городишках, как этот Эйдендрил.
В общем, Кара должна была признать, что Амнелл - да, была молода - но она была именно женщиной, не девочкой, как до этого думала Мэйсон. Даже одетая как домохозяйка, она не выглядела недалекой крестьянкой. В ней было то, что Каре больше всего нравилось в женщинах: ощущение силы и властности - то, как она держала подбородок, и этот уверенный разворот плеч, лишь притягивающий еще большее внимание на ее грудь.
Дом сам по себе был совершенно прозаичным и, более того, ничем не защищенным: последнее исправлять придется ей, и чем раньше, тем лучше. Комната, которую Кейлин отвела для нее, была опрятной и маленькой: такую обыватели описали бы как «уютная». Кара прощупала стены, проверила пол, а также ту часть, что находилась под кроватью, и, наконец, после великих усилий нашла неплотно подогнанную дощечку за маленьким шкафом. Пространство между половицами было небольшим, едва ли достаточным, чтобы всунуть туда кошелек с наличными и эйджил Класса 2 Морд-Сит, включающий в себе огнестрельное оружие, которое Мэйсон туда запихнула. Когда доска была заменена, видимых швов, которые может заметить ищущий взгляд, не осталось.
Она распаковала свой рюкзак, и положила свою одежду, по-военному немногочисленную, в шкаф. Сейчас Кара была не уверена, как будет жить дальше, если Ричард не вернется, если он погибнет. Но женщина быстро оставила свои рассуждения и угрызения совести на этот счет; она сможет справиться с ними, если они снова возникнут. В данный момент у нее были более важные проблемы.
Кара никогда не пыталась быть тихой и спокойной. Эта ее особенность выработалась за годы и годы тяжелых тренировок, став чем-то чисто инстинктивным. Что бы Кейлин ни готовила, запах ее стряпни неизбежно напоминал о столовой. Не той столовой, в которой она была вынуждена часами выслушивать Ричарда, но о другой, прекрасно обставленной офицерской столовой, в которой она часто обедала до того, как подло дезертировать – тогда еще в ее жизни было только черное и белое. Долг, служба, преданность. И прежде всего: беспрекословное подчинение. Она с трудом оторвалась от воспоминаний. От воспоминаний, в которых могли быть лишь кровь, звуки стрельбы и ощущение, что вот-вот ее собственные внутренности покинут ее тело.
Появление воина испугало Кейлин, и Морд-сит мысленно наказала себе впредь создавать больше шума. Женщина сказала что-то, подходя к печи, но Кара даже не расслышала: слишком уж была увлечена видом гибких линий тела жены своего лучшего друга, когда та наклонилась, чтобы вытащить тушеное мясо из духовки.
Мэйсон обещала Ричарду, что позаботится о Кейлин, обещала, что никто не причинит ей вреда. Ее взгляды же не вредят, правда?
Кейлин повернулась, пробормотав что-то об утренних делах в офисе. Кара же снова взялась за изучение дома, касаясь пальцами стен и проверяя расположение окон. Мысленно подсчитывала количество снаряжения, которое ей потребуется: стандартная система обнаружения, датчики движения на окнах, усиленные и лучше закрываемые двери. Она пыталась решить, стоят ли пуленепробиваемые стекла дополнительных затрат (или все же обойдется и без стекол?). Как ей казалось, такие стекла были лишними – от Кары не стоило ожидать дальних атак, она была не из таких людей.
Когда утром Амнелл пошла на работу, она подумала, что Кара станет исследовать город, и предложила пообедать где-то в середине дня, что заставило блондинку чувствовать себя так, словно ей придется провести миллионы часов одной в самом маленьком, затянутом болотной ряской, городке на задворках истории. Здесь был небольшой бакалейный магазинчик с пристроенной газовой станцией, библиотека, помещенная в широком здании, мэрия, где, как объяснила Кейлин, был расположен ее кабинет, и автобусная остановка.
После бесцельного рассматривания всего вокруг, исходив город от начала до конца и наоборот, она повернула назад в деловой район. С тяжелым вздохом она, наконец, остановилась на посещении библиотеки. Хотелось верить в то, что в Эйдендриле найдется журналы «Солдат Удачи». Через полтора часа утомительной прогулки меж стеллажей, она снова вздохнула. Нет, в публичной библиотеке этого городишки имелся даже любовный роман, опубликованный в 1980м году, журналы по садоводству и ранчо также были в изобилии, но «Солдата Удачи» или еще чего-нибудь, что звучало бы примерно также, здесь отсутствовало.
Найти кабинет мэра было очень легко. В здании все-то было два коридора и три кабинета. У миссис Сайфер работала очень милая юная секретарша, что сидела за большим металлическим столом времен холодной войны напротив стеклянной панельной двери, которая, предположительно, вела к Кейлин. Секретарь поймала на себе взгляд Кары и смущенно улыбнулась: «Добро пожаловать в офис Амнелл. Чем я могу помочь вам?»
Это стало для Кары последней каплей. Она сдержанно взглянула на свои часы: Мэйсон пришла на несколько минут раньше назначенного времени, и к тому же долго не была среди гражданских. Особенно среди таких привлекательных гражданских. Женщина оперлась на угол стола напротив девушки и чуть наклонилась. В такой позе она почти возвышалась над девушкой и открыла для себя отличный вид сверху – оба действия заставили юную леди покраснеть еще больше.
- Ты можешь помочь мне, сказав свое имя, - промурлыкала Кара. Смущение только добавляло интереса.
- Эмили, - выдохнула девушка. Кара хорошо знала, что означает такое поведение. Было в ней что-то такое чувственное, против которого никто не мог устоять. Конечно, бедная девочка почувствует небольшой стыд из-за своего первого интересного опыта позже, но это уже были не ее, Мэйсон, проблемы.
- Итак, Эмили, - Кара смаковала это имя на языке, трансформируя его во что-то экзотичное из-за своего акцента, - Даст ли твой жестокий босс небольшой перерыв?
- Да, у меня будет ланч и, ну, Вы знаете, чашка кофе и прочее, - взгляд Эмили был полностью прикован к торсу Кары, ее накаченному прессу и полной груди – всего этого футболка Мэйсон ничуть не скрывала. Глаза секретарши попеременно «ощупывали» разные участки ее тела перед тем, как уйти вверх и впиться в полные губы. Румянец стал лишь ярче в ответ на очевидно похотливый взгляд, ощущаемый на себе.
- Хочешь… - что бы не хотела сказать Кара, ей не удалось это осуществить – она была прервана громким звуком открывающейся двери в кабинет мэра. Внимание воина сразу же переключилось, и она слезла со стола. Эмили практически выпала из своего кресла, и в совершенно непривлекательной форме взвизгнула перед тем, как скрыться под столом, дабы скрыть факт того, насколько она была возбуждена.
- Кара, ты готова идти обедать? – Кейлин, кажется, даже не подозревала о сцене, что происходила за ее закрытой дверью. Из-за причин, которые Кара предпочла опустить, наивность Амнелл сейчас очень даже выручила.
- Да. Но я не уверена, что в этом городе можно где-то пообедать. Если, конечно, ты не имеешь в виду поле да в окружении коров, - Кара придержала дверь для мэра Эйдендрила и улыбнулась через плечо все еще смущенной секретарше.

@темы: фанфикшн, Cara&Kahlan, Aydindril Burning, фемслеш

Забирай серебро - оставляй кров

главная